Правопреемство на стадии исполнительного производства

Правопреемство на стадии исполнительного производства

установил:

+» обратилось в суд с заявлением о замене стороны в порядке процессуального правопреемства по гражданскому делу № 2-4652/12 по иску Открытого акционерного общества «Сбербанк России» , судебных расходов, в котором указало, что 22.03.2016 между ПАО «Сбербанк России» и +» заключен договор уступки прав (требований), согласно которому требования по взысканию просроченной задолженности с должника перешли от ПАО «Сбербанк России» к +», в связи с чем заявитель просит заменить взыскателя России» на правопреемника +».

Стороны, извещавшиеся надлежащим образом о времени и месте рассмотрения заявления, в суд не явились, сведений о причинах неявки не представили, что в силу ч. 3 ст. 167 ГПК РФ не препятствует рассмотрению заявления в отсутствие сторон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы заявления, суд находит данное заявление подлежащим удовлетворению ввиду следующего.

Согласно ч. 1 ст. 52 Федерального закона от 01.01.2001 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

В силу положений п. 1 ч. 2 ст. 52 Федерального закона от 01.01.2001 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» такая замена может быть произведена судебным приставом-исполнителем на основании судебного акта.

Как следует из материалов дела, заочным решением Бутырского районного суда города Москвы от 01.01.2001 по гражданскому делу № 2-4652/12 по иску Открытого акционерного общества «Сбербанк России» , судебных расходов, исковые требования удовлетворены, решение вступило в законную силу, истцу выдан исполнительный лист.

Как следует из договора уступки прав (требований) , заключенного между ПАО «Сбербанк России» (правопреемник России») и +», требования по взысканию просроченной задолженности с должника перешли от ПАО «Сбербанк России» к +».

В соответствии с ч. 1 ст. 44 ГПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Согласно статье 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

В силу положений ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

К заявителю перешли права России», установленные вступившим в законную силу судебным решением, исполнение которого производится в порядке, определенном ГПК РФ и Федеральным законом от 01.01.2001 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Передача права требования +» в данном случае не нарушает норм действующего законодательства, поскольку право требования возврата сумм кредита и взысканных судом сумм не является банковской операцией и не требует наличия у цессионария лицензии на осуществление банковской деятельности.

Право на замену стороны в исполнительном производстве на правопреемника предусмотрено законом, и в отсутствие законодательных или договорных ограничений может быть реализовано в рамках исполнительного производства по взысканию с задолженности по кредитному договору.

При таких обстоятельствах, заявление +» о замене стороны в порядке процессуального правопреемства подлежит удовлетворению.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 224-225 ГПК РФ, суд

Статья 52. Правопреемство в исполнительном производстве

Комментарий к статье 52

Правопреемство в исполнительном производстве осуществляется в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и др.).

Судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником. В этом случае судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену выбывшей стороны ее правопреемником в порядке, установленном федеральным законом. Ранее в судебно-арбитражной практике данный вопрос решался неоднозначно, так как судебные инстанции исходили из того, что правопреемство — сугубо гражданский процессуальный или арбитражный процессуальный институт и его осуществление возможно было только в судебном порядке по правилам ГПК РФ или АПК РФ. Однако в последнее время сложилась практика осуществления правопреемства на альтернативных началах: в судебном порядке или в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Причем процессуальное правопреемство, осуществленное в судебном порядке, следует рассматривать как своеобразную форму надзора за действиями судебного пристава-исполнителя и лиц, участвующих в исполнительном производстве (см.: Постановление ФАС Поволжского округа от 5 июля 2001 г. N А12-51/01(А12-10645/99-с13), Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 марта 2002 г. N 4439/01 и др.).

Между тем сейчас вновь намечается отход от указанной позиции в сторону осуществления правопреемства лишь на основании судебного акта арбитражного суда. Так, в п. 4 Обзора практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного

Суда РФ от 21 июня 2004 г. N 77, приводится следующая ситуация: в период исполнения исполнительног о листа, выданного на основании решения арбитражного суда, произошла реорганизация юридического лица — должника. Судебный пристав-исполнитель своим постановлением, ссылаясь на ст. 32 Закона об исполнительном производстве 1997 г., произвел замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемник оспорил постановление судебного пристава-исполнителя, считая, что замена стороны в исполнительном производстве может быть произведена постановлением судебного пристава-исполнителя на основании судебного акта арбитражного суда. Арбитражный суд признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя, поскольку согласно названной статье Закона об исполнительном производстве 1997 г. и ст. 48 АПК РФ на стадии исполнительного производства замена стороны производится судебным приставом-исполнителем на основании судебного акта арбитражного суда.

Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для стороны, которую правопреемник заменил.

Основания правопреемства в исполнительном производстве те же, что и в материальном праве: смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга.

1. В соответствии со ст. 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Личный характер обязательства, влекущий его прекращение вследствие смерти гражданина, должен определяться с учетом содержания и назначения обязательства. Если личный характер обязательства не будет установлен, обязательство сохраняет свою силу для наследников умершего гражданина согласно нормам наследственного права. Так, в частности, не переходят по наследству алиментные обязательства. В то же время наследники отвечают по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. На таких же основаниях отвечает государство, к которому поступило имущество в порядке наследования.

2. Вторым основанием для замены стороны в исполнительном производстве является реорганизация юридического лица.

Согласно ст. 57 ГК РФ реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Каким образом следует поступить судебному приставу-исполнителю, если в процессе исполнительного производства одна из сторон заявит о реорганизации юридического лица?

В случае если реорганизация завершена, а это должно быть подтверждено записью в государственном реестре, судебный пристав-исполнитель в порядке ст. 52 Закона об исполнительном производстве обязан произвести замену стороны по исполнительному документу.

В случае если реорганизация не завершена, судебный пристав-исполнитель вправе либо продолжить исполнительное производство с участием первоначальных сторон, либо, если данное обстоятельство, по мнению судебного пристава-исполнителя, очевидно будет являться обстоятельством, препятствующим совершению исполнительных действий, отложить исполнительные действия на срок не более 10 дней (ст. 38 Закона об исполнительном производстве), либо в порядке ст. 37 названного Закона обратиться в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке его исполнения.

3. Третьим основанием для осуществления замены стороны в исполнительном производстве законодатель указывает уступку требования и перевод долга.

Уступка требования и перевод долга по гражданско-правовым обязательствам регулируются гл. 24 ГК РФ.

Уступка требования означает, что первоначальный кредитор (взыскатель) выбывает из обязательства; новый кредитор (взыскатель) вступает в обязательство; содержание обязательства остается неизменным.

При переводе долга первоначальный должник выбывает из обязательства; новый должник вступает

Существенным отличием уступки требования и перевода долга является то, что перевод долга в силу ст. 391 ГК РФ допускается только с согласия кредитора (взыскателя), тогда как согласно ст. 382 ГК РФ для перевода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором.

В то же время должник должен быть уведомлен о том, что права кредитора (взыскателя) переходят к другому лицу. Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Другими словами, в случае отсутствия письменного уведомления должника о состоявшейся уступке права требования, должник вправе продолжить исполнение исполнительного документа первоначальному взыскателю.

Вместе с тем в арбитражной практике встречаются примеры, когда суд полагает достаточным уведомление представителя должника. Например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 31 мая 2004 г. N А56-41194/03 сформулирована следующая позиция по конкретному делу: поскольку представитель должника присутствовал при оглашении определения суда, которым произведена замена взыскателя, а следовательно, был уведомлен о произведенной замене, факт перечисления должником спорной суммы долга первоначальному кредитору не может быть расценен как доказательство исполнения решения по делу.

Правопреемство в исполнительном производстве обусловлено правопреемством в материальном, в частности гражданском, праве. По общему правилу судебный акт не порождает новые права и обязанности сторон, эти права и обязанности сторон уже имели место до судебного акта, и, как правило, эти права и обязанности основаны на сделке (договоре). В силу ст. 8 ГК РФ права и обязанности сторон могут возникнуть и из судебного решения, когда правоотношения сторон до судебного акта не существовали, например при признании права собственности на бесхозяйную вещь.

Таким образом, производя перемену лиц по обязательству путем заключения соглашения об уступке требования или переводе долга, стороны тем самым меняют кредитора (должника) не по исполнительному листу, а по первоначальному обязательству, по договору между ними. Замена стороны в исполнительном производстве является лишь следствием того, что изменились стороны по основному обязательству. Например, решением суда удовлетворены требования истца по договору поставки, выдан исполнительный лист. Следовательно, судебному приставу-исполнителю должно быть представлено соглашение об уступке права требования по договору поставки, а не по исполнительному листу.

В соответствии со ст.

389 ГК РФ соглашение об уступке требования по сделке, совершенной в нотариальной форме либо требующей государственной регистрации, также должно быть исполнено в нотариальной форме или соответствующим образом зарегистрировано.

Таким образом, при производстве замены стороны в исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель обязан установить первоначальное обязательство. Данное обстоятельство может быть установлено из судебного решения. Если в решении суда указано, что взыскивается определенная сумма или имущество по гражданско-правовому договору либо из других гражданско-правовых оснований (обязательство вследствие причинения вреда, обязательство вследствие неосновательного обогащения), вопросов при правопреемстве, как правило, не возникает.

В силу ст. 383 ГК РФ не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (ст. ст. 1084 — 1094 ГК РФ).

В случае если обязательство возникло не из гражданско-правовых отношений, а из трудовых, семейных и иных правоотношений, то правопреемство со ссылкой на нормы ГК РФ об уступке права требования и переводе долга производить нельзя, поскольку ГК РФ регулирует только гражданско-правовые отношения.

МАТЕРИАЛЫ К СТАТЬЕ 52 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 5 ИЮЛЯ 2001 Г. NA12-51/01 (А12-10645/99-С13)ИСП

…Жалоба заявлена на основании ст. 90 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и мотивирована тем, что в нарушение ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» постановлением от 12.02.2001 судебный пристав-исполнитель службы судебных приставов по исполнению решений Арбитражного суда Волгоградской области отменил постановление от 28.07.2000 N 03/821-20-СІЗ судебного пристава-исполнителя о замене стороны в исполнительном производстве ее правопреемником — ООО «Юридическая фирма «Харвест Лтд» на основании договора цессии от 20.06.2000.

Определением от 11.03.2001 суд удовлетворил жалобу заявителя и признал действия судебного пристава-исполнителя службы судебных приставов по исполнению решений Арбитражного суда Волгоградской области незаконными и отменил постановление от 12.02.2001 судебного пристава-исполнителя об отмене постановления от 28.07.2001 судебного пристава-исполнителя, со ссылкой на ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Постановлением апелляционной инстанции от 04.05.2001 Арбитражный суд Волгоградской области Определение от 11.03.2001 отменил, в удовлетворении жалобы заявителя отказал.

При этом суд апелляционной инстанции признал, что порядок замены стороны в спорном или установленном решением арбитражного суда правоотношении определяется ст. 40 АПК.

Поэтому замену стороны в исполнительном производстве производит только арбитражный суд.

В кассационной жалобе общество с ограниченной ответственностью «Юридическая фирма «Харвест Лтд» просит Постановление апелляционной инстанции отменить как не соответствующее нормам права.

Заявитель жалобы считает, что ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» допускает замену стороны в исполнительном производстве.

Поэтому ссылка суда на ст. 40 АПК неправомерна.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 12.02.2001 нарушены права заявителя.

Судебная коллегия Федерального арбитражного суда Поволжского округа, проверив законность оспариваемого судебного акта, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, считает ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену этой стороны ее правопреемником, определенным в порядке, установленном федеральным законом.

Основания правопреемства в исполнительном производстве те же, что и в материальном праве: смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга.

Исключается правопреемство, если оно не может иметь место в материальном праве.

О допуске правопреемника в исполнительное производство судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление.

Следовательно, постановление от 28.07.2000 судебного пристава-исполнителя службы судебных приставов по исполнению решений Арбитражного суда Волгоградской области о замене стороны-взыскателя в исполнительном производстве от 20.01.2001 N 03/821-20-с13 на основании заявления и договора цессии от 20.06.2000 вынесено в пределах его компетенции и в соответствии с законом.

Поэтому отмена этого постановления является незаконной.

Статьей 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено процессуальное правопреемство по указанным основаниям в арбитражном процессе.

Поскольку заявление о замене стороны в исполнительном производстве поступило судебному приставу-исполнителю на основании договора уступки требования, не оспоренного в установленном порядке, оснований для установления правопреемства в порядке ст. 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не требуется.

При изложенных обстоятельствах Постановление апелляционной инстанции не соответствует закону и подлежит отмене.

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 марта 2002 г. N 4439/01

…Открытое акционерное общество «Уренгойгазпром» обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя по принятию им постановлений от 24.03.2000 о возбуждении исполнительного производства и замене стороны — взыскателя — товарищества с ограниченной ответственностью «Триумвират» его правопреемником — закрытым акционерным обществом «Айронвуд».

Определением от 14.06.2000 в удовлетворении жалобы отказано.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 13.09.2000 оставил Определение без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 23.09.1999 по делу N А81-1787/1662Г-99, оставленным без изменения Постановлением суда кассационной инстанции от 07.12.1999, с ООО «Уренгойгазпром» в пользу ТОО «Триумвират» взыскано 11191037 рублей 36 копеек.

На основании указанных судебных актов истцу был выдан исполнительный лист от 13.01.2000.

Судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление от 24.03.2000 о возбуждении исполнительного производства и в тот же день — постановление о замене ТОО «Триумвират» его правопреемником — ЗАО «Айронвуд» на основании договора уступки требования от 10.09.1999 N 12, заключенного между ЗАО «Айронвуд» и ТОО «Триумвират».

В соответствии со статьей 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену стороны ее правопреемником в порядке, установленном федеральным законом. Такой порядок определен статьей 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вопрос о замене стороны ее правопреемником рассматривается арбитражным судом по заявлению заинтересованного лица в судебном заседании, о времени и месте которого извещаются стороны, а также судебный пристав-исполнитель. По результатам рассмотрения заявления выносится определение, которое может быть обжаловано.

В случае признания арбитражным судом правопреемства судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену соответствующей стороны в исполнительном производстве правопреемником.

При таких обстоятельствах Определение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 14.06.2000 по делу N СП-84 и Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.09.2000 по тому же делу приняты с нарушением нормы процессуального права, что является основанием для их отмены и направления дела на новое рассмотрение.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 — 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

Определение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 14.06.2000 по делу N СП-84 и Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.09.2000 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *