Отказ от показаний свидетеля

Отказ от показаний свидетеля

Последствия отказа давать показания

За отказ от дачи показаний российским законодательством предусматривается уголовная ответственность, в т. ч.:

  • в гражданском процессе (п. 1 ст. 176 Гражданского процессуального кодекса РФ от 14.11.2002 № 138-ФЗ);
  • в арбитражном процессе (п. 4 ст. 56 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24.07.2002 № 95-ФЗ);
  • в уголовном процессе (п. 8 ст. 56 Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ);
  • в делах в рамках административного судопроизводства (п. 1 ст. 160 Кодекса административного судопроизводства от 08.03.2015 № 21-ФЗ).

Наказание за неправомерный отказ от свидетельских показаний устанавливается в соответствии со ст. 308 Уголовного кодекса РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ.

При этом законодательством четко определен круг лиц, владеющих свидетельским иммунитетом, который подразумевает возможность отказаться от свидетельствования против другого лица без последующих санкций.

В соответствии с положениями ст. 51 Конституции РФ гражданин имеет право не свидетельствовать против себя лично, своего мужа или жены и лиц, находящихся с ним в близких родственных связях. Помимо этого, федеральным законодательством дополнительно могут регламентироваться и другие ситуации, в которых отказ от дачи показаний может быть признан правомерным.

Кто по закону может отказаться давать показания

Перечень лиц, относимых уголовным законодательством к близким родственникам, содержится в п. 4 ст. 5 УПК РФ и п. 4 ст. 69 ГПК РФ. АПК РФ не содержит специального перечня близких родственников, ссылаясь на неконкретизированный федеральный закон. Согласно письму ВАС РФ от 25.05.2004 № С1-7/УП-600 данный перечень в арбитражном процессе определяется согласно ст. 14 Семейного кодекса РФ.

Соответственно, не имеют обязанности давать показания друг против друга:

  • лица, состоящие в браке между собой;
  • родители против детей (в т. ч. усыновленных), как и дети против родителей (в т. ч. против усыновителей);
  • родные братья и сестры;
  • дедушки и бабушки против внуков, а внуки против своих дедушек и бабушек.

Также правомочны на отказ от дачи показаний о фактах и событиях, ставших известными им при выполнении своих полномочий, выступающиев качестве свидетелей в рамкахуголовного, административного или гражданского дела:

  • депутаты Госдумы, члены Совета Федерации (ст. 21 ФЗ «О статусе члена Совета Федерации…» от 08.05.1994 № 3-ФЗ, подп. 4 п. 4 ст. 69 ГПК РФ);
  • уполномоченный по правам человека в РФ (п. 2 ст. 24 ФКЗ «Об уполномоченном по правам человека в РФ» от 26.02.1997 № 1-ФКЗ, подп. 5 п. 4 ст. 69 ГПК РФ);
  • уполномоченные по защите прав предпринимателей различного уровня (подп. 6 п. 4 ст. 69 ГПК РФ).

В случае получения отказа от дачи показаний от потерпевшего лица, свидетеля, состоящего в браке с подсудимым или являющегося его близким родственником, самого подсудимого судебный орган правомочен делать ссылки в приговоре на ранее данные названными лицами показания только в том случае, если на этапе предварительного расследования им было разъяснено:

  • их законное право не свидетельствовать против себя лично, своего мужа (жены) или лица, состоящего с названными потерпевшим, свидетелем или подсудимым в близкой родственной связи;
  • что полученные от них сведения могут быть использованы в процессе по делу, даже если в дальнейшем названные лица откажутся от своих показаний (абз. 3 п. 2 постановления пленума ВС РФ «О судебном приговоре» от 29.04.1996 № 1).

Квалификация отказа от дачи показаний как правомерного

Для определения степени правомерности отказа давать свидетельские показания в каждом конкретном случае суду необходимо выяснить природу такого отказа и причины, побудившие свидетеля к этому.

Распространенные на практике случаи признания судом отказа от дачи показаний соответствующим закону:

  • свидетель и обвиняемый совпадают в одном лице (см. определение Оренбургского облсуда от 22.01.2015 по делу № 33-522/2015);
  • показания свидетеля могут быть трактованы против него самого (см. кассационное определение Нижегородского облсуда от 27.06.2008 № 22-3057);
  • не был выявлен состав преступления в деянии лица, о причастности которого предполагалось допросить свидетеля (приговор Нижегородского облсуда от 15.07.2011 по делу № 2-37/11).

Кроме того, даже за незаконный отказ от показаний субъекта привлекают к уголовной ответственности не всегда. Например, если такой отказ формально обладает признаками преступления, но в связи с малозначительностью не несет опасности для общества (см. приговор Семикаракорского райсуда Ростовской области от 16.06.2011 по делу № 10-13/2011).

Итак, законодательством установлен исчерпывающий перечень лиц, правомочных совершить отказ от дачи показаний. Все остальные лица, отказавшись свидетельствовать при допросе, будут нести ответственность в рамках УК РФ, если в дальнейшем их отказ не будет признан судом правомерным.

О применении статьи 51 Конституции России

Содержание 51 статьи Конституции России, следующее:
1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

01 апреля 2016 года автомобиль, принадлежащий матери заявителя, был эвакуирован за нарушение п. 3.27 приложения к ПДД (остановка запрещена).

01 апреля 2016 года в отношении заявителя (который явился, что бы забрать эвакуированный автомобиль) был составлен протокол об административном правонарушении, в протоколе заявителю разъяснялось право предусмотренное ст. 25.1 КРФоАП, ст. 51 Конституции РФ.

Реализуя свое право не свидетельствовать против себя и своих близких, заявитель воспользовался правом ст. 51 Конституции РФ.

04 апреля 2016 года заявитель был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 12.16 КРФоАП.
Не согласившись с постановлением, заявитель обратился в Пресненский районный суд с жалобой на постановление об административном правонарушении.

13 сентября 2016 года, Пресненский районный суд принял решение, которым было отказано в удовлетворении жалобы заявителя.

В решении суда, суд оценивая доказательства по делу указал, что «каких-либо безусловных доказательств того, что данный автомобиль в момент выявления административного правонарушения находился во временном владении и пользовании иного лица, заявителем не представлено».
«При этом, суд учитывает то обстоятельство, что Голенко А. П. участвовал при составлении протокола об административном правонарушении от 01.04.2016 г., каких-либо замечаний, объяснений относительно совершенного административного правонарушения не представил».

Решение суда и постановление по делу об административном правонарушении было оспорено заявителем в вышестоящий суд.

12 октября 2016 года, Московский городской суд принял решение об отказе в удовлетворении жалобы.

Заявитель обратился в вышестоящий суд с жалобой на состоявшиеся решения.
24 марта 2017 года, заместитель председателя Московского городского суда, рассмотрев жалобу заявителя, постановил, оставить состоявшиеся решения без изменения, а жалобу без удовлетворения.

В Постановлении суда, судья мотивирует свое решение следующим образом: «в отношении Голенко А. П. был составлен протокол об административном правонарушении. Будучи ознакомленным с содержанием протокола Голенко А. П каких-либо замечаний о том, что процессуальные документы составлены в его отсутствие, не сделал, копию протокола получил, что объективно подтверждается его подписью в протоколе и не оспаривается».

Заявитель обратился в Верховный Суд Российской Федерации, 21 июля 2017 года, Постановлением Верховного Суда Российской Федерации, жалоба заявителя на состоявшиеся судебные решения оставлена без изменения, а состоявшиеся решения и постановления без изменения. При этом, судья Верховного Суда России, указал, «выводы о виновности Голенко А. П. в совершении указанного административного правонарушения не опровергают и не ставят под сомнение законность обжалуемых актов».

Далее, заявитель обратится в Конституционный суд Российской Федерации с жалобой на неконституционность применяемых судом положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (ч. 1,2,3,4 ст. 1.5, ч. 1,2,3 ст. 25.1, ч. 1,2,3 ст. 26.2, ч. 1, 2 ст. 26.3, ст. 26.11, ч. 1, 2, 3 ,4, 4.1, 5, 6 ст. 28.2, ч. 1,2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 ст. 29.10 КРФоАП) поскольку, указанные нормы закона, с учетом правоприменительной практики и буквальному их содержанию, позволяют суду в постановлении и решении по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, при оценке доказательств использовать в качестве доказательств виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, протокол об административном правонарушении в котором заявителю разъяснялось право, предусмотренное ст. 51 Конституции России, который воспользовался своим правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, обосновывать виновность заявителя доводами об отказе в свидетельстве (даче объяснений) против себя и своих близких (статья 51 Конституции России), обосновывать виновность не представлением доказательств своей невиновности, как противоречащие ст. 49, 51 Конституции Российской Федерации.

27 сентрября 2018 года, Конституционным судом принято определение № 2477-О.

Обзор текста закона

Существуют случаи, когда гражданин вправе не давать показаний.

По статье 69 ГПК это:

  • гражданин не должен давать свидетельские показания против самого себя;
  • супруг имеет право отказаться от дачи показаний против второго супруга;
  • дети могут не давать показаний в отношении своих родителей;
  • брат может не свидетельствовать против сестры и наоборот;
  • бабушки и дедушки не обязаны давать показания против внуков и наоборот;
  • депутаты могут отказаться от свидетельствования в том случае, если показания касаются сведений, полученных в ходе исполнения депутатских обязанностей;
  • уполномоченный с прав человека, если показания касаются информации, полученной в ходе исполнения его прямых обязанностей.

В статье 51 Конституции РФ говорится о том, что любой гражданин не обязан давать свидетельские показания против себя и своих родных.

Статья 69 ГПК РФ. Свидетельские показания

Конституция указывает на то, что гражданин может безнаказанно отказаться от дачи показаний против себя, своих родных и близких. В других случаях отказ от показаний не является законным и преследуется в соответствии с законодательными нормами.

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего…

Отдельные пояснения

В некоторых случаях свидетели могу в мельчайших подробностях рассказать о случившемся преступлении, но все равно молчат.

Это может быть сделано по таким причинам:

  • гражданин не хочет помогать суду или полиции;
  • мотивом может стать желание скрыть преступника;
  • страх перед преступником (если тот угрожал жизни и здоровью свидетеля и его родных);
  • не хотят быть втянутыми в конфликт;
  • свидетель является преступником и не хочет, чтобы об этом кто-то узнал.

Поэтому если гражданину известны факты о преступлении, но он их скрыл на допросе, то его ожидает уголовное наказание. Для суда не имеет никакого значения причина отсутствия показаний. Закон обязывает свидетелей и потерпевших обязательно рассказать все, что они знают.

Но существует и исключение – лица могут отказаться от показаний в том случае, если в их сторону и сторону их близких поступали угрозы о расправе. К тому же правоохранительные органы в этой ситуации не предприняли никаких действий для защиты свидетелей. Это будет рассматриваться судом как смягчающее обстоятельство.

Существует некоторая категория лиц, которые не могут давать показания на допросе. Мало того, если они и выложат кое-какие сведения о преступлении, их все равно не смогут использовать в ходе судебного разбирательства.

Это:

  • судебные заседатели;
  • юрист, занимающийся делом обвиняемого;
  • священник не может распространять сведения, которые ему доверили на исповеди;
  • депутаты;
  • дипломаты.

Этим категориям лица не угрожает криминальная ответственность за молчание на допросе.

Статья 51 Уголовного кодекса РФ не рассказывает про отказ от дачи показаний. Это описывает 51 статья Конституции.

На основании этой статьи свидетель или обвиняемый может не свидетельствовать, если таким образом он будет оговаривать себя или своих родных.

Описание комментариев

В основном законе закреплен принцип о том, что гражданин не обязан свидетельствовать против себя. Вместе с тем из Уголовного кодекса были изъяты статьи о том, что недонесение на близких родственников является уголовным преступлением. Эти два факта делают российское законодательство более доскональным и человечным.

Перечень близких родственников устанавливается статье 5 УПК РФ. Если свидетель соглашается давать показания против родных, то его обязательно должны предупредить, что его слова будут использованы в качестве доказательств по уголовному производству.

Статья 5 УПК РФ. Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе

Какое бы положение лицо не занимало (свидетель, потерпевший, виновный), законодательство не обязывает его давать показания против самого себя. Дача показания должна происходить на добровольных основаниях, так как в ином случае лицо выступает в роли подозреваемого.

Отсутствие необходимости давать показания против себя означает, что признать вину можно только добровольно. В этом случае в законодательстве не предусмотрена ответственность. Кроме того, показания не могут быть даны под принуждением.

Если во время свидетельствования лицом были получены угрозы или применялись взыскания любого типа, показания не могут быть законными и применять их в качестве доказательств недопустимо.

Конституция РФ приравнивает право не свидетельствовать против себя и своих родных к таким правам, как свобода человека, а также его неприкосновенность. Основной закон позволяет гражданам хранить свои тайны и тайны своих близких, каких бы аспектов жизни они ни касались.

Права и интересы человека являются приоритетными по сравнению с другими ценностями. Это положение содержит в себе глубокий нравственный смысл, а его действие направлено на соблюдение моральных норм.

В законодательстве могут быть предусмотрены и другие способы лишения обязанности свидетельствовать. В этом случае от дачи показаний освобождаются лица, исполняющие свои должностные обязательства (адвокат, священник, врач и пр.).

Процессуальное законодательство наделяет таким правом защитника обвиняемого, которого не могут вызвать на допрос касательно рассматриваемого дела. Его не могут допрашивать об обстоятельствах дела, на котором он выступает в качестве защитника и получил информацию впоследствии исполнения своих служебных обязанностей. Отзывы бывших свидетелей говорят о том, что такая норма не всегда соблюдается следователями.

Важные моменты статьи

Статья 52 УК РФ утратила свою силу, поэтому основные моменты, касающиеся наказания за отказ от дачи показаний, предусмотрены в статье 308 УК.

Статья 308 УК РФ. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний

За отказ свидетелей или потерпевшего от предоставления информации, которая важна для уголовного дела, лицам грозит такая ответственность:

  • штраф, размер которого составляет до 40 тысяч рублей или доход виновного за 3 месяца;
  • обязательный труд до 460 часов;
  • арест до 90 дней;
  • год исправительного труда.

Наказание следует только в том случае, если наступает общая опасность. Это значит, что отказ от показаний со стороны свидетелей или потерпевшего очень сильно осложняет расследование преступления или вовсе делает принятие решения по делу невозможным. Это является нарушением интересов участников производства.

Объективной стороной правонарушения является бездействие лица. В некоторых случаях бездействие может стать результатом активных действий. К примеру, может быть написано заявление об отказе от дачи показаний.

Также отказ может быть выражен методом неявки на допрос к следователю или прямо в суд. Сделать это также можно в письменном виде.

Отказаться от свидетельствования можно как по всему производству, так и о некоторых обстоятельствах дела. Так гражданин получает возможность не давать показаний об эпизоде, который касается определенного лица.

Лицо может посылаться на то, что он ничего не помнит или не имеет в своем расположении необходимой информации. Утаение той или иной информации по делу уже считается не отказом о дачи свидетельских показаний, а заведомо ложным свидетельствованием.

Мотивы для отказа могут быть достаточно разными, но они не влияют на классификацию преступления. Но в том случае, когда лицо не дает показаний под давлением преступника (угроз разного характера), а правоохранительные органы не предпринимают никаких действий по обеспечению безопасности свидетеля, то бездействие будет иметь вынужденный характер, и не будет считаться преступлением.

Состав преступления выступает в качестве формального. Завершенным деяние признается в момент отказа от показаний. В уголовном законодательстве присутствует такое понятие, как «деятельное раскаяние».

Предполагается, что с гражданина может быть снята ответственность в том случае, если он после отказа от показаний все равно помогает следствию и дает ему необходимую информацию. Так как он сведения все же предоставляет, статья 308 к нему применяться не будет.

Преступление характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что ему необходимо направиться в правоохранительные органы, но сознательно не делает этого. Притом гражданин отлично понимает последствия отказа, но все равно не желает давать показания.

Также статья содержит примечание, в котором приводится перечень лиц, в отношении которых действует исключение. Гражданин не обязан давать показания против себя и своих близких родственников, даже если он уверен в их виновности. На это влияют нормы статьи 51 Конституции РФ.

Если лицо, состоявшее в браке с обвиняемым или являющееся его родственником, отказалось от дачи показаний, суд может принимать во внимание все показание лица, данные до этого времени. Но для этого должны быть соблюдены два важных условия.

Во-первых, лица должны быть ознакомлены с процессуальным правом, на основании которого они могут не давать показания, если это не противоречит законодательству. Во-вторых, свидетель должен быть уведомлен о том, что вся информация, предоставленная ими, может быть использованной в качестве доказательств.

Судебная практика имеет достаточно много примеров того, когда за отказ от показаний лицо не было наказано по уголовному законодательству. Это возможно в том случае, если бездействие не является опасным для судебного разбирательства – свидетельства настолько малозначимы, что решение может быть вынесено и без них.

Дача показаний является не правом, а обязанностью лица, вызванного на допрос. Если у него возникли какие-то непредвиденные обстоятельства, из-за которых он не может явиться на допрос, то он обязан в кратчайшие сроки сообщить об этом в правоохранительные органы.

Причине отсутствия на допросе должны быть предельно важными и подтверждаться документально. Если лицо заболело, то ему обязательно нужно будет представить медицинскую справку.

Дополнительные замечания

В американском законодательстве право на молчание имеет название «правило Миранды». Оно означает, что любые сведения от свидетелей или подозреваемых не может быть использовано судом до того времени, пока гражданину не будут объяснены процессуальные права. По этой причине полицейские стараются объяснить их прямо на месте задержания.

В Российском законодательстве такого правила не существует, поэтому лица, которые не отвечают на вопросы сотрудников правоохранительных органов, часто действуют против самых себя. Гражданам дается право не свидетельствовать против себя и своих родных, но молчать вовсе не позволяется.

Норма статьи 51 Конституции РФ прописана также в КПГ, АПК, УПК, а также КоАП.

Принуждение к даче показаний карается статьей 302 УК. Законом предполагается, что любые свидетельства должны быть даны добровольно, когда человек полностью понимает сказанное. Этот принцип формально не обусловлен в российском законодательстве, но Европейская конвенция с прав человека вводит это понятие в систему справедливого правосудия.

Статья 51 Конституции делает формально невозможной явку с повинной, так как это по своей сути является нарушением иммунитета свидетеля.

Верховный Суд РФ постановил, что признание виновного не является дачей показаний, поэтому для этого не требуется присутствие защитника. По этой причине перед подписанием протокола правоохранительные органы под подпись производят разъяснения положений статьи 51 Конституции РФ.

Для данной статьи существуют некоторые запреты, ограничивающие свидетельский иммунитет.

Они применяются в таких случаях:

  • свидетели, обвиняемый или пострадавшая сторона должны участвовать в следственных мероприятиях (это очная ставка, опознавание и пр.);
  • от участников процесса, в случае необходимости, могут быть даже в принудительном порядке получены образцы крови, голоса для распознавания и даже выдыхаемого воздуха;
  • возможно проводить допрос других лиц, которые непосредственно не присутствовали при совершении преступления, но получили необходимую информацию от третьих лиц (эти сведения можно использовать в качестве доказательств);
  • статья 1.5 КоАП указывает на исключения в презумпции невиновности (существуют случаи, когда лицо должно доказывать свою невиновность).

Статья 1.5 КоАП РФ. Презумпция невиновности

Кроме того, законодательством установлена ответственность за дачу ложных показаний и введение суда в заблуждение.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст. 42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора. Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55 Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в ст. 56 УПК, согласно ч. 3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изм. и доп.) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614). Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст. 51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *